Разработка урока по русской литературе по теме: «Обзор поэмы «Кому на Руси жить хорошо?»



Вы находитесь здесь: Главная » 8 класс — конспекты уроков, Разработки, конспекты уроков » Разработка урока по русской литературе по теме: «Обзор поэмы «Кому на Руси жить хорошо?»

Разработка урока по русской литературе по теме: «Обзор поэмы «Кому на Руси жить хорошо?»

некрасов Русь Россия урок конспект учитель

Тема урока русской литературы в 8 классе: Обзор поэмы «Кому на Руси жить хорошо».
Цель урока русской литературы в 8 классе: познакомить учащихся с поэмой Некрасова «Кому на Руси жить хорошо».
Оборудование, для проведения урока русской литературы в 8 классе: портрет поэта, текст поэмы.
Метод конспекта урока: беседа, рассказ учителя.
Задачи:

1) образовательная:

познакомить учащихся с:
• возникновением замысла;
• художественным своеобразием поэмы;
• основными героями;
2) развивающая:
• способствовать развитию навыков логического мышления;
• способствовать формированию навыков текстуального анализа;
• способствовать формированию навыков тезисного конспектирования;
3) воспитательная:
• способствовать формированию навыков дисциплины;
• способствовать формированию навыков слушания;
• привить чувство любви к родному языку на уроках русской литературы.
Ход урока русской литературы в школе.


I. Организационный момент.
1. Постановка проблемного вопроса:
Как изображен народ в поэме?
2. Слово учителя.
а) возникновение замысла.
Общенациональное и общечеловеческое значение освободительного народного движения в России 60-х годов XIX века несомненно. «По моему мнению, — писал К. Маркс Ф. Энгельсу в январе 1860 года, — величайшее событие в мире в настоящее время — это, с одной стороны, американское движение рабов, начавшееся со смерти Брауна, и, с другой стороны, — движение рабов в России». Освободительное движение 60-х гг. открывает собою эпоху подготовки революции в России.

Википедия. Николай Алексеевич Некрасов (28 ноября (10 декабря) 1821, Немиров, Подольская губерния, Российская империя — 27 декабря 1877 (8 января 1878), Санкт-Петербург) — русский поэт, писатель и публицист, революционер-демократ[2][3], классик русской литературы. С 1847 по 1866 год — руководитель литературного и общественно-политического журнала «Современник» , с 1868 года — редактор журнала «Отечественные записки».
Наиболее известен такими произведениями, как эпическая поэма «Кому на Руси жить хорошо», поэмы «Мороз, Красный нос», «Русские женщины», стихотворение «Дедушка Мазай и зайцы». Его стихи были посвящены преимущественно страданиям народа, идиллии и трагедии крестьянства. Некрасов ввёл в русскую поэзию богатство народного языка и фольклора, широко используя в своих произведениях прозаизмы и речевые обороты простого народа — от бытового до публицистического, от народного просторечия до поэтической лексики, от ораторского до пародийно-сатирического стиля. Используя разговорную речь и народную фразеологию, он значительно расширил диапазон русской поэзии. Некрасов первым решился на смелое сочетание элегических, лирических и сатирических мотивов в пределах одного стихотворения, что до него не практиковалось. Его поэзия оказала благотворное влияние на последующее развитие русской классической, а позже и советской поэзии.

Н. А. Некрасов — поэт и журналист — был активным участником освободительного движения и понимал его значение. Это благоприятствовало возникновению замысла эпопеи. Некрасов описал события, современные ему. Мысль о правомерности изображения в жанре эпопеи современных героических событий, имеющих общенациональное и мировое значение, была высказана Некрасовым ещё в рецензии на брошюру Ив. Ваненко «Севастопольская оборона, или таковы русские» (1855 г.).
События, вызвавшие революционную ситуацию 1859-1861 гг., отмену крепостного права, всё то, чем знаменовалось начало эпохи подготовки революции в России, способствовали созданию сюжета о стремлении обездоленных крестьян найти лучшую, счастливую долю. После реформы сотни тысяч крестьян, освобождённых от крепостной зависимости и лишённых земли-кормилицы, покидали родные деревни и шли в города, на строительство железных дорог и фабрик.
Поэма «Коробейники» (1861 г.), вставленная в неё «Песня убогого странника» свидетельствуют о том, что поэт внимательно наблюдал новые явления народной жизни, чутко улавливая её потребности и возможности. Путешествие странника от села к селу, характер его вопросов: «Мужик, ты тепло ли живёшь?», «Хорошо ли ешь, поёшь?…», ответы Мужика на вопросы странника — «холодно-холодно, голодно-голодно», тысячеголосо повторённые ветром, лесами, всей окружающей природой, звучали на всю Русь. За обобщённым образом Мужика в воображении читателя- друга вставало многочисленное крестьянство, ограбленное господами-освободителями. «Черные вороны» — чиновники, устроившие расправу над «хорошим человечеством», ткачом-пахарем Титом, могли в сознании читателей ассоциироваться с царскими сатрапами, чинившими суд и расправу над Антоном Петровым и подобными ему крестьянами из Кандеевки, Бездны и других сёл многострадальной Руси. Думается, что замысел «эпопеи современной крестьянской жизни» мог появиться во время работы над «Песней убогого странника».
Возникновение замысла могло предшествовать субъективной готовности осуществить его. Н. А. Некрасов говорил, что в эту книгу он хотел вложить весь свой опыт изучения народа, «все сведения о нём, накопленные по словечку» в течении 20 лет.
В соответствии с этими словами поэта П. Н. Саккулин писал: «»Кому на Руси жить хорошо» была задумана как завершение, как синтез всего творчества, успех работы над ней был обеспечен умением смотреть на жизнь глазами народа, говорить его языком, писать о его вкусе».
Изучение творческой истории «Кому на Руси жить хорошо» даёт нам право сказать, что начало пути Некрасова к эпопее — в романах: «Жизнь и похождения Тихона Тростникова», «Три страны света», «Тонкий человек, его приключения и наблюдения»… В них впервые проявляется стремление изобразить всю Русь от Прибалтики до Аляски, от Ледовитого океана до Каспийского моря, увидеть многообразие народных типов, отнестись с большим вниманием и симпатией к людям, обладающим «энергическим умом и характером», способностью выражать народные идеалы. Здесь проявляется и та особая разновидность художественного видения, которая будет совершенствоваться и станет важнейшим компонентом эпопейной формы объективности.
Для развития творчества Некрасова характерны три направления, подготовивших возможность создания эпопеи. Первое из них стихи и лиро-эпические поэмы о «героях деятельного добра». Развитие реализма в этих произведениях шло от документальности до эпопейности. Героизм эпохи подготовки русской революции проявился в выступлении крестьян и рабочих против своих хозяев, в самоотверженной деятельности революционных демократов, готовивших крестьянскую революцию.
Стремление подняться до значительных художественных обобщений, не порывая с документальностью, выявляется также при изучении структуры стихотворения «Поэт и гражданин», поэмы «Несчастные». В образах Гражданина и Крота-Орла видны черты их прототипов и вместе с тем — это «знакомые незнакомцы», идеалы которых соотносятся с общенародными идеалами. Изображением исторических «героев деятельного добра» подготавливался образ Гриши Добросклонова, героя эпопеи.
Второе направление творческих поисков и свершений на подступах к эпопее ознаменовано поэмами «Коробейники » и «Мороз, Красный нос». Некрасов создавал произведения о народе и для народа. Совершенствовавшаяся им форма объективности становится всё более народной и даже эпопейной. Забота об усилении народности поэмы с очевидностью, не нуждающейся в доказательствах, проявилась в посвящении «Коробейников» другу-приятелю, крестьянину Гавриле Яковлевичу Захарову.
Умение видеть жизнь глазами своих персонажей, говорить их языком, необходимое для создания эпопеи, совершенствовалось и в последующих произведениях. Эпическая форма объективности часто сочетается в них с драматической и лирической.
Третье направление творческой эволюции поэта, подготавливавшее создание новой разновидности жанра эпопеи, образуют поэмы «Размышления у парадного подъезда», «Тишина», «На Волге» и др. — лирические по способу восприятия и эстетической оценке явлений и эпопейные по выражению дум и чувств. Развитие этой жанровой разновидности характеризуется увеличением «деталей предметного мира», а так же изменением их состава.
«Железная дорога», «Тишина», «Рыцарь на час», «На Волге» написаны в форме лирического размышления. Но «детали предметного мира» здесь так многочисленны, объёмны и важны, что заслоняют лирического героя.
Лиризм в «Тишине» и «Размышлениях у парадного подъезда» становится поистине эпопейным. Именно в этом своём качестве он и будет развиваться в «Кому на Руси жить хорошо». Для осуществления замысла стихотворной эпопеи был необходим и соответствующий стих.
Чтобы правильно оценить важность этого условия, вспомним слова А. С. Пушкина: «Пишу не просто роман, а роман в стихах. Дьявольская разница!» Роман «Евгений Онегин» состоит из 5423 стихов; эпопея «Кому на Руси жить хорошо» — из 8866. К осуществлению этой задачи Некрасов был подготовлен также предыдущими творческими поисками и достижениями. Его эпопея написана в основном трёхстопным нерифмованным ямбом (7965 строк из 8866), особой гибкой стопой. Прообраз этой гибкой стопы и трёхстопного нерифмованного ямба с дактилическими и мужскими окончаниями был создан поэтом в 1862 г. в стихотворении «Зелёный шум». Своеобразие ритмической организации «Зелёного шума» непосредственно предваряло аналогичную структуру стиха эпопеи. Это изумительное стихотворение предваряло эпопею также особым видением природы, характерным для народного творчества, для миросозерцания милых сердцу поэта пахарей.
Первоначальный вариант «Пролога» назывался «Первой главой» «Первой части». Он начинался удачным и поэтому никогда не изменявшимися стихами, написанными в стиле сказочного зачина: «В некотором царстве, //В некотором государстве…». Так же как и сказочный зачин, начальные стихи способствуют опоэтизированию повседневной реальности. Сюжет поисков счастливого в том виде, в котором он намечался в «Первой главе», соотносится с сюжетом сказки «О правде и кривде».
В текст «Первой главы» Н. А. Некрасов вставил сто пятьдесят девять новых стихов и в связи с этим заново отредактировал договор семи мужиков о путешествии по Руси для встречи с предполагаемыми счастливыми. Содержащиеся в этой вставке сказочные эпизоды о чудесной пеночке, говорящей человеческим голосом, о сказочной скатерти-самобранке не заново вносили в первоначальный текст сказочные мотивы, а усиливали имевшиеся в нём. Усиливали так значительно, что поэт назвал «Первую главу» «Прологом», относя его ко всей эпопее.
Добавлением новых сказочных мотивов и образов поэт предвещал, что изображение жизни будет осуществляться не только в восприятии семи мужиков и предполагаемых счастливых, но и в аспекте глубинных слоёв народного миросозерцания, отразившихся в фольклоре. Любознательность семи мужиков, заставившая их забыть о личных, семейных делах ради справедливого решения вопроса о том, «кому живётся счастливо, вольготно на Руси», свидетельствовала о том, что они принадлежат к лучшей, общественно активной части крестьян. В развитии самосознания мужиков таилась возможность нового направления поисков счастливого на Руси.
б)структура поэмы.
Эпопейность структуры «Кому на Руси жить хорошо» была тщательно продумана перед началом работы над «Прологом», но поэт настойчиво совершенствовал её. Неизменным оставался лишь выбор жанра, соответствующего историческим событиям, взятым в основу сюжета. Во всём остальном замысел развивался, совершенствовался в процессе его воплощения. В прологе было дополнено 159 новых стихов о чудесной пташке и скатерти-самобранке. Это же наблюдается и в примечании к другому дополнению, меньшему по объёму и значению.
К первоначальному тексту о кукушке, сбивчиво отзывавшейся на шум мужицкого спора и драки, поэт сделал следующее дополнение:
Кукуй, кукуй, кукушечка!
Заколосится хлеб,
Подавишься ты колосом —
Не будешь куковать.
А в примечании пояснил: «Кукушка перестанет куковать, когда заколосится хлеб («подавившись колосом», — говорит народ)».
Большие и малые вставки и правки, связанные с превращением «Первой главы» в «Пролог» имели своей целью усилить соотнесённость «Пролога» с задуманной структурой «эпопеи современной крестьянской жизни». Эпический размах намеченного обозрения жизни «глазами мужиков» предваряется в «Прологе» картиной спора-драки, шум от которого повторяло эхо гулкое, и стоном, ревом отзывались на него обитатели леса.
Захохотали филины,
Завыли волки серые,
Залаял где-то пёс.
Но поэта не удовлетворило только звуковое, лишённое зрительной наглядности изображение обитателей леса. Вместо этих стихов он написал новые:
На шум, на драку лютую
Семь филинов слетелися,
Сидят по деревам,
Хохочут полуночники.
Глаза большие, жёлтые
Горят как воску ярого
Четырнадцать свечей!
Послышав драку лютую,
Пристроился поблизости
И ворон нелюдим.
Сидит на старом дереве
Сидит да черту молится,
Чтоб уходили глупые
Кого-нибудь на смерть.
Обитатели леса в этом тексте, как будто в гигантском цирке, окружили спорящих мужиков. Изображение зрителей, активно реагирующих на спор, на «драку лютую», усиливало впечатление.
Следующий вариант этого живописного обрамления картины значительно усовершенствован:
Семь филинов слетелися,
Любуются побоищем
С семи больших дерев.
Хохочут полуночники!
А их глазищи желтые
Горят как воску ярого
Четырнадцать свечей!
И ворон, птица чуткая,
Приспел, — сидит на дереве
У самого костра, —
Сидит да черту молится,
Чтоб до смерти ухлопали
Которого-нибудь!
Четырнадцать горящих глаз, как четырнадцать свечей «с семи больших дерев» -подсвечников, освещают арену ночного боя. Выкрики мужиков — «царю», «попу», «попу»- отзываются в клекоте-хохоте филинов, повторяются и усиливаются гулким эхом. Образ ворона, ожидающего кровавой добычи, придаёт картине мрачный и зловещий характер. Эпическое число «семь», многократно повторённое, — «семь мужиков», «семь филинов», «семь больших деревьев», «семь пар горящих глаз»- усиливает впечатление строгой соразмерности, повторяемости и предвещает эпические повторы заглавного вопроса и шумные споры в центральных главах.
Совершенствуя картину ночного спора, выявляя композиционную роль числа семь в ней, поэт стремился рассказать читателю о структуре будущей «эпопеи крестьянской жизни». «Мыслью вперед улетая», он видел «воплощение» счастливой семёрки в композиции задуманной им эпопеи.
В некрасовской сцене в самом начале поиска счастья и правды семь гигантских деревьев-светильников освещают арену спора и драки семи странников. Сдвоенная семёрка светящихся глаз филинов на деревьях-светильниках ассоциируется с двумя небесными семизвездьями Большой и Малой медведиц, в составе которых есть и счастливая путеводная звезда. Но мужики ещё не умеют различать её среди других. Им кажется, что звёздную грамоту, написанную «червонным золотом по синему бархату», «ни разумникам, ни глупым не прочесть». В «Кому на Руси жить хорошо» путешествуют семь мужиков по реальной грешной Руси, чтобы встретиться с предполагаемыми счастливыми и увидеть «воплощение счастья народного «.
в) художественное своеобразие поэмы «Кому на Руси жить хорошо».
Поэма «Кому на Руси жить хорошо» занимает центральное место в творчестве Некрасова. Она стала своеобразным художественным итогом более чем тридцатилетней работы автора. Все мотивы лирики Некрасова развиты в поэме; заново осмыслены все волновавшие его проблемы; использованы высшие его художественные достижения.
Некрасов не только создал особый жанр социально-философской поэмы. Он подчинил его своей сверхзадаче: показать развивающуюся картину России в ее прошлом, настоящем и будущем. Начав писать «по горячим следам», то есть сразу после реформы 1862 года, поэму об освобождающемся, возрождающемся народе, Некрасов бесконечно расширил первоначальный замысел.
Поиски «счастливцев» на Руси увели его из современности к истокам: поэт стремится осознать не только результаты отмены крепостного права, но и саму философскую природу понятий СЧАСТЬЕ, СВОБОДА, ЧЕСТЬ, ПОКОЙ, ибо вне этого философского осмысления невозможно понять суть настоящего момента и увидеть будущее народа.
Принципиальная новизна жанра объясняет фрагментарность поэмы, построенной из внутренне открытых глав. Объединенная образом-символом дороги, поэма распадается на истории, судьбы десятков людей. Каждый эпизод сам по себе мог бы стать сюжетом песни или повести, легенды или романа. Все вместе, в единстве своем, они составляют судьбу русского народа, его исторический путь от рабства к свободе. Именно поэтому лишь в последней главе появляется образ «народного заступника» Гриши Добросклонова — того, кто поведет людей на волю.
Авторская задача определила не только жанровое новаторство, но и все своеобразие поэтики произведения.
Некрасов многократно обращался в лирике к фольклорным мотивам и образам. Поэму о народной жизни он целиком строит на фольклорной основе. Обратите внимание: в «Кому на Руси жить хорошо» в той или иной степени «задействованы» все основные жанры фольклора: сказка, песня, былина, сказание.
Каково же место и значение фольклора в поэме? У фольклора свои особые идеи, стиль, приемы, своя образная система, свои законы и свои художественные средства. Самое же основное отличие фольклора от художественной литературы — отсутствие в нем авторства: народ слагает, народ рассказывает, народ слушает. В фольклоре авторскую позицию заменяет нечто принципиально иное — общенародная мораль. Индивидуальная авторская точка зрения чужда самой природе устного народного творчества.
Авторская литература обращается к фольклору, когда необходимо глубже проникнуть в суть общенародной морали; когда само произведение обращено не только к интеллигенции (основная часть читателей Х1Х века), но и к народу. Обе эти задачи ставил перед собою Некрасов в поэме «Кому на Руси жить хорошо».
И еще один важнейший аспект отличает авторскую литературу от фольклора. Изустное творчество не знает понятия «канонический текст»: каждый слушатель становится соавтором произведения, по-своему пересказывая его. К такому активному сотворчеству автора и читателя и стремился Некрасов. Именно поэтому его поэма написана «свободным языком, максимально приближенным к простонародной речи. «Стих поэмы исследователи называют «гениальной находкой» Некрасова. Свободный и гибкий стихотворный размер, независимость от рифмы открыли возможность щедро передать своеобразие народного языка, сохранив всю его меткость, афористичность и особые поговорочные обороты; органически вплести в ткань поэмы деревенские песни, поговорки, причитания, элементы народной сказки (волшебная скатерть-самобранка потчует странников); искусно воспроизвести и задорные речи подвыпивших на ярмарке мужиков, и выразительные монологи крестьянских ораторов, и вздорно-самодовольные рассуждения самодура-помещика,
Красочные народные сцены, полные жизни и движения, множество характерных лиц и фигур… — все это создает неповторимое многоголосие некрасовской поэмы, в которой как бы исчезает голос самого автора, а вместо него слышны голоса и речи бесчисленных его персонажей» .
г) основные герои.
Основным героем произведения является народ, движущийся в истории, во времени, по просторам родины, с его все возрастающей волей к действию. Народ, его состояние и движение постоянно оцениваются отдельными крестьянами, группами крестьян, крестьянской толпой. Что-то народ знает больше и воспринимает шире. На народ воздействуют, пытаясь подчинить себе его хозяева и эксплуататоры. Такое проводимое в разных сторон исследование народа ведет к объективному повествованию, обязывая писателя к безошибочности воспроизведения народного мира. Именно поэтому объем предварительной собирательской работы Некрасова был огромен. Надеясь создать народную книгу, он предполагал опереться на весь опыт, все сведения о народе, накопленные по словечку. Несомненно, что коренные свойства русской души были верно поняты и отображены автором крестьянской поэмы. Это высоко ценилось современниками писателя, первыми его исследователями. Изучать состояние русской души можно было лишь по одному Некрасову.
От произведений искусства слова некрасовского времени ожидались новые подходы, позволившие бы нетрадиционно осмыслить поворотные явления в жизни общества и государства. Первооткрывателем в этом отношении шел сам Некрасов. Он создавал произведение о Руси, произведение с широчайшими картинами народной жизни в один из наиболее значительных исторических моментов. В поэме показан не индивидуальный герой, а герой «коллективный». Интонация поэмы покоряет своей доверительностью. Стих как будто незамысловатый, предельно-естественный, похожий на разговорную речь, но богатый по своим возможностям. Некрасов позаботился о том, чтобы приблизить высокое к разным категориям читателей, сделать это для них доступным. Поэт замышлял поэму «Кому на Руси жить хорошо» как книгу народную, то есть полезную, понятную народу и правдивую. Изображая мир, труд, жизнь крестьянства как общественное бытие Некрасов через включение доступных пониманию рядовых людей образов приближал к ним понятийную сферу своего кажущегося легким произведения.
Для Некрасова-художника важно было показать всю Русь, изобразить народ в характерных для него жизненных ситуациях, в окружении друзей и врагов. Совершенно точно раскрываются, передаются чередование крестьянского труда и отдыха, смена времен года, последовательность праздников народного календаря, ритм споров, поисков счастливого. Но текст поэмы дает право говорить о том, что в качестве основы произведения автор выбрал весь ход крестьянской жизни.
В поэме «Кому на Руси жить хорошо» развивается тема и образ «сердца народного», а также тема «души народа» или «крестьянской души». Здесь образы души и сердца входят в определенный ряд: Русь – народ – сердце – душа – песня как ее выражение – время вообще – «время новое» – «душа народная» — совесть – почва – мир – труд – жизнь – свобода – честный путь… В исследовании «народной души» как части народного мира писатель видел свой долг. Этому исследованию подчинен и общий художественный строй произведения. Если народный мир, народная Русь – целое, то «душа народная» для поэта и его читателей – существенная часть этого целого. Некрасов вводит в поэму разные временные пласты, находя при этом единый смысловой и эстетический центр – сердце. Создание такого качественного образа – «сердца народного» и соотнесение его с прошлым, настоящим и будущим – усиливало понятийное начало в «Кому на Руси жить хорошо» и приближало произведение к миллионам читателей-тружеников.
Тема и образ дороги-пути так или иначе связаны с различными персонажами, группами персонажей, с коллективным героем произведения. В мире поэмы оказались освещенными и как бы сцепленными между собой такие понятия и образы как путь – толпа – народ – старый и новый миры – труд – мир. Раздвижение жизненных впечатлений мужиков-спорщиков, рост их сознания, перемена взглядов на счастье, углубление нравственных понятий, социальное прозрение – все это тоже связано с мотивом дороги. А те семеро мужиков, которые идут по дороге потому так упорно ищут, что верят в возможность найти. Вера много значит для народа вообще и для самых разных персонажей поэмы. Симпатии тружеников отданы тем, кого можно назвать подвижниками веры.
Народ — главный герой эпопеи. Слово «народ» звучит в ней очень часто, в самых различных сочетаниях: «их обступил народ», «народ собрался, слушает», «народ идёт и падает», «народ поверит Гирину», «народу рассказал», «народ видит», «народ молчит», «здесь богатырь народ», «народ кричал», «сбирается с силами русский народ…» и т. д. Слово «народ» звучит как имя главного героя.
В поэме «Кому на Руси жить хорошо» образ народа условен. Народ появляется в массовых сценах: на празднике-ярмарке в селе Кузьминском, на сельском сходе, избирающем бурмистра, на городской базарной площади, на приволжском лугу, в сцене пира на весь мир, появляется как нечто единое, цельное, не воображаемое, а реальное. Его видят семеро мужиков, путешествующих по Руси в поисках счастливого. Важную роль в создании образа народа играет народное самосознание, проявляющееся в фольклоре, в молве народной. Появление массовых сцен, в которых народ видится как нечто единое, мотивируется развитием сюжета.
Совершенствуя эпопейные способы художественного видения, Некрасов усиливал народность произведения. Поэт смотрит на события глазами революционного демократа, защитника «рабочих классов», глазами проницательного исследователя народной жизни, глазами художника, обладающего даром перевоплощения в изображаемых персонажей.
В черновых вариантах есть следующие слова демократа — этнографа:
Когда бы то, что думая
О русском мужике
Считал я сущей правдою
Так и сидел бы в Питере
Да книжки сочинял.
А то молвой народною
Свой ум проверить хочется
«Народный глас», — слыхали вы?-
«Глас божий» — говорят…
Это могло быть сказано и автором, и повествователем. Н. А. Некрасов чутко прислушивался к «народной молве», к мудрым суждениям пахарей, умело пользовался их образной речью как речевой характеристикой народных персонажей. Повествователь в эпопее трудно отличим от автора. Некрасов наделил его многими личностными качествами, в том числе особой проницательностью взгляда, умением постигать, что и как видят его спутники-мужики во время их странствия по Руси, что они думают об увиденном; наделил их умением говорить от их имени, не искажая ни их взглядов, ни манеры речи.
Когда семь странников пришли на праздник- ярмарку в село Кузьминское, там было «видимо- невидимо народу» всякого. Эта огромная масса людей представляет собой нечто, неразделимое с праздничной площадью, а также с той многолюдной, стоголосой дорогой, которая «гудит народной молвой», как «море синее», как «ветры буйные». Странники и неразлучный с ними автор-повествователь находятся внутри многоголосой массы, как бы сливаются с ней. Они не только слышат гул народной молвы, но и различают и отдельные реплики мужиков и баб, слова их песен. Безымянные реплики различны по содержанию и значению, иногда это игривый, солёный мужицкий юмор, иногда меткие суждения о злободневных явлениях общественной жизни, представленные в иносказательной форме загадок, примет, пословиц.
«Добра ты, царская грамота,
Да не про нас ты написана…»

«Посторонись, народ!»
(Акцизные чиновники
С бубенчиками, с бляхами
С базара пронеслись).

«А я к тому теперича:
И веник дрянь, Иван Ильич,
А погуляет по полу,
Куда как напылит!»
Исторические приметы народных толков, народной молвы в «бурливых» селах послереформенной Руси позволяют ограничить время действия в первой части 1861-1863 годами. Толки о царском манифесте, обнародованном в 1861 г., были наиболее интенсивными в начале указанного срока. Слова об акцизных чиновниках могли быть сказаны не ранее 1863 г., поскольку до этого времени такой должности не было. Уподобление «новых чиновников веникам», которые могут изрядно напылить, свидетельствует об отношении автора-повествователя и его спутников к «новым чиновникам».
Пеструю, шумную народную толпу в сценах ярмарки роднит и объединяет не только общее праздничное настроение, но и общие представления о «молодецкой удали» и «девичьей красе». Когда десятка три молодчиков запели дружную песенку –
Про удаль молодецкую,
Про девичью красу,
Притихла вся дороженька…
«Огнём-тоской» прошла та песня складная по сердцу по крестьянскому. Как нечто единое, сплоченное общей любовью к справедливости, уму и доброте изображается народ в сцене сельского схода, избирающего в качестве бурмистра Ермилу Гирина:
Шесть тысяч душ, всей вотчиной
Кричим: — Ермилу Гирина!-
Как человек един!
Единой массой, сплоченной доверием к Ермилу Гирину, желанием поддержать его в борьбе с купцом Алтынниковым и чиновниками, изображен народ так же на городской базарной площади. Когда Ермил обратился к народу с просьбой выслушать его,

Притихла площадь людная …

Единство народной массы проявилось и в почтительном внимании к своему любимцу, и в дружной помощи ему. Нечто противостоящее купцу Алтынникову и царской администрации видел поэт в народе в том случае, когда писал: «Ермил народу кланялся».
Особенно важную роль в создании образа народа выполняют главы «Последыш» и «Пир на весь мир». В картине сенокоса на приволжском лугу, как и в картине праздника-ярмарки в селе Кузьминском, снова
Народу тьма! Там белые
Рубахи баб, да пестрые
Рубахи мужиков,
Да голоса, да звяканье
Проворных кос…
Восхищение странников богатырством тружеников — волжан с поразительной скульптурностью поэт воплотил в образе «высокого крестьянина со жбаном — на стогу». Стог в этой поэтической скульптуре служит своеобразным пьедесталом, созданным трудом самого героя — пахаря.
Единой массой видится народ и в картине «Пира на весь мир», происходящего на перекрёстке дорог в селе Большие Вахлаки. Вахлаков объединяет здесь общая радость освобождения от крепостной зависимости, от гнёта помещика Утятина и общая мечта о лучшей, счастливой жизни. Они надеются получить в коллективную собственность большой заливной луг, обещанный им наследниками князя Утятина за продлённый срок крепостной покорности больному «последышу». По расчетам крестьян, доход от луга может возместить им оброк и подати. Значит, они окажутся освобождёнными не только от крепостной зависимости, но и от налогов.
«Без барщины…без подати…
Без палки… правда ль, господи?»
Эта надежда радовала всех, но радость была преждевременной. Не луг, а разорительная тяжба с наследниками крепостника Утятина ждала их в будущем.
Вопрос о луге был не единственным, а первым в ряду обсуждавшихся участниками пира. Радость освобождения вахлаков от крепостного рабства выражается и мотивируется в легендах о крепостном праве, в песнях «Весёлая» и «Барщинная», в рассказе «Про холопа примерного — Якова Верного».
В «Пире…» поиском счастливого занимается весь вахлацкий мир и даже весь народ. В «Легенде о двух великих грешниках» есть решение этого давнего спора. В соответствии с представлением народа о добре и зле убийство жестокого крепостника- подвиг, избавляющий рабов от тирана. Душа человека, совершившего такой великий подвиг, преображается, очищаясь от всех прежних грехов и пороков. Грех же предательства Глеба-старосты — иудин грех — народной совестью не прощается. Путь к счастью — путь активного противодействия злу. Лучшие из вахлаков усвоили это сердцем и разумом.
О народе думают и по-своему видят его не только искатели счастливого и сопровождающий их автор-повествователь, но и предполагаемые счастливые: поп, помещик, крестьяне Яким Нагой, Ермил Гирин, Савелий Корчагин, Матрёна Тимофеевна, народный заступник Гриша Добросклонов. Это усиливает впечатление эпопейной объективности и многогранности образа народа.
Для попа народ — это крестьяне его прихода. В послереформенное время, когда многие помещики покинули свои родовые гнёзда и переехали в города, поп вынужден довольствоваться только доходами с крестьян и невольно замечать их бедность.
Думает о народе, о России и помещик Оболт-Оболдуев. Это дума крепостника, идеалом которого является Русь, покорная власти господ.

«Теперь не та уж Русь!»

Крепостнику Оболту-Оболдуеву ненавистны не только проповедники свободы и просвещения, но и непокорные ему крестьяне, особенно те, что «шалят» в его лесу, уклоняются от работы на его полях.
Для определения сущности жизни крестьянства нужна иная мера ценности, чем «мерочка господская». Согласно этой новой справедливой мере, земледельцы-труженики представляются народному трибуну «людьми великими в работе и в гульбе», людьми, которые «удаль молодецкую на случай сберегли». В суждениях пахаря, имеющего опыт и рабочего-отходника, проявилось народное самосознание, недоступное отсталой части крестьянства. Сущность крестьянства русского, по логике Якима Нагого, в труде, а причина бедности крестьян — в господстве эксплуататорских классов.
Работаешь один,
А чуть работа кончена,
Гляди, стоят три дольщика:
Бог, царь и господин!
Близкие к суждениям Якима Нагого мысли о народе высказывает Савелий Корчагин. Он говорит о богатырской выносливости народа и его воле к борьбе. Взгляды богатыря святорусского с наибольшей очевидностью соотнесены с народным самосознанием, выраженным в фольклоре. Обездоленное помещиками крестьянство представляется Савелию в виде огромного, под облака уходящего, но скованного цепями богатыря.
«Ты думаешь, Матрёнушка,
Мужик -не богатырь? «-
Спрашивает Савелий свою сноху-внучку и сам же отвечает в стиле и духе былинного эпоса. С древнейшим былинным миросозерцанием в эпопее крестьянской жизни соотнесено представление о богатырстве народа не только в сознании Савелия Корчагина, но и в сознании защитника народного, Григория Добросклонова, и его ученых наставников. Неисчислимый богатырской ратью видится народ автору песни «Русь». В этой знаменитой песне он обобщённо выразил все,
Что видывал, что слыхивал,
Живя с народом сам,
Что думывал, что читывал,
Все — даже и учителя
Отца Аполинария
Недавние слова:
«Издревле Русь спасалася
Народными порывами»
(Народ с Ильею Муромцем
Сравнил ученый поп).
Размышляя о сущности русского народа, Гриша сопоставил то, что сам видел и слышал, с тем, что узнал из книг, от своего учителя, знатока былин.
«Пир на весь мир» — последняя массовая сцена в ряду тех, в которых создаётся образ народа, главного героя эпопеи. Народ в этой сцене проявляет наибольшую активность — справляет поминки по последышу. Духовная, творческая активность вахлаков находит своё выражение в отношении к фольклору, в обновлении известных фольклорных произведений, в создании новых. Вахлаки сообща поют народные песни «Барщинную», «Голодную», внимательно слушают рассказ «Про холопа примерного — Якова верного», легенду «О двух великих грешниках», песню солдата Овсянникова и драматизированный диалог Клима Лавина и героя Севастопольской обороны.
д) герои из крестьян на примерах Якима Нагого и Ермила Гирина.
Яким Нагой из деревни Босово выделяется из массы крестьян, присутствующих на празднике-ярмарке в селе Кузьминском, не фамилией, не названием его деревни, хотя и то, и другое многозначно, а проницательностью ума и талантом народного трибуна. Речь Якима о сущности крестьянства русского служит созданию коллективного образа народа, а вместе с тем и характеристике самого Якима, его отношения к трудящимся и «дармоедам».
Это — основной способ характеристики персонажей в «Кому на Руси жить хорошо». Он применен и в рассказах односельчан о Якиме. Читатель узнает, что Яким Нагой был и пахарем, и питерским рабочим-отходником. Уже в те питерские годы Яким самоотверженно защищал интересы товарищей по труду в их борьбе с эксплуататорами, но безуспешно.
С купцом тягаться вздумалось!
Как липочка ободранный,
Вернулся он на родину
И за соху взялся.
С тех пор лет тридцать жарится
На полосе под солнышком…
В рассказах односельчан выясняется, что Яким Нагой любит искусство. В его избе повсюду развешаны картиночки. Любовь Якима к красивому была настолько сильной, что во время пожара он в первую очередь стал спасать картинки, а не деньги. Деньги сгорели (точнее, поубавились в цене — это были золотые монеты), а картиночки были спасены, позднее даже приумножены.
Речь Якима и рассказы односельчан о нём слушает вся площадь людная, а вместе с ней и семь искателей счастливого. Поэт видит Якима Нагого глазами таких же, как он, пахарей, глазами этнографа Павлуши Веретенникова:
Грудь впалая, как вдавленный
Живот; у глаз, у рта
Излучины, как трещины
На высохшей земле;
И сам на землю-матушку
Похож он; шея бурая
Как пласт, сохой отрезанный,
Кирпичное лицо,
Рука- кора древесная,
А волосы — песок.
Портрет крестьянина нарисован красками, заимствованными у матери-земли, земли-кормилицы. От земли и сила Якима Нагого. Этим невзрачный с виду, мудрый пахарь похож на легендарных, мифических богатырей.
О Ермиле странникам рассказывает крестьянин Федосей.
-А вам бы, други милые,
Спросить Ермилу Гирина,-
Сказал, подсевши к странникам,
Деревни Дымоглотова
Крестьянин Федосей…
Вопрос странников «А кто такой Ермил?» вызвал удивление земляков героя:
«Как, что вы православные!
Ермилу вы не знаете?»
Вскочивши, отозвалися
С десяток мужиков.
— Не знаем!-
Ну, значит издалека же
Зашли вы в нашу сторону!
У нас Ермилу Гирина
В округе знают все».
Ермил Ильич выделяется среди своих земляков «строгой правдою, умом и добротой», взыскательной совестью и верностью народным интересам. Именно эти высокие качества Ермила и прославлены молвой народною, но за поступки, в которых чтимые народом достоинства проявились, в остроге он сидит.
Рассказ Федосея о Ермиле Гирине, как и о Якиме Нагом, странники слушают на людной площади в присутствии многих хорошо знающих его земляков. Молчаливо соглашаясь с рассказчиком, слушатели как бы подтверждают правдивость сказанного. А когда Федосей нарушил правду, рассказ его прервали: «Стой!».
В завершенном варианте коллективная реплика мужиков передана близкому им «среднему попику». Он хорошо знает Ермилу Гирина, любит и уважает его. Поп не ограничился замечанием, а сделал существенное дополнение к тому, что было сказано Федосеем; он сообщил, что Ермил Гирин посажен в тюрьму. На этом рассказ оборван, но из него следует, что Ермил пытался защитить участников бунта в вотчине помещика Обрубкова. Гонимый властями, «седенький попик» говорит о всеобщем любимце как о человеке, которого уже нет. «Да! Был мужик единственный…»
Характерной для жанра эпопеи особенностью рассказов Федосея и «седенького попика» является то, что Ермил Гирин предстает в них, с одной стороны, во взаимоотношениях с массой крестьян, избирающих его бурмистром, помогающих ему в борьбе с купцом Алтынниковым, во взаимоотношениях с бунтующими крестьянами из вотчины помещика Обрубкова, а с другой стороны, во взаимоотношениях с купцом Алтынниковым и подкупленными им чиновниками, а так же, по всей вероятности, и с усмирителями бунтующих земляков.
Эпопейность формы объективности в создании образа Ермилы Гирина проявляется в том, что рассказы о нём миром проверяются и миром дополняются, а также в молве народной, славящей его счастливым.
е) Образ Гриши Добросклонова.
Юная жизнь Гриши Добросклонова вся на виду. Читателю известны семья героя, быт его родного села, условия жизни в бурсе. Гриша Добросклонов происхождением, опытом бедняцкой жизни, приятельскими отношениями, привычками, стремлениями и идеалами связан с родной Вахлачиной, с крестьянской Русью.
На пир Вахлаков Гриша приходит по приглашению Власа Ильича, своего духовного, крестного отца, пользующегося любовью и уважением односельчан за ум, неподкупную честность, доброту и бескорыстную преданность мирским интересам. Влас любит своего крестника, ласкает его, заботится о нём. Своими, близкими считают Гришу, его брата Савву и другие вахлаки. Пахари просят Добросклоновых спеть «Весёлую». Братья поют. Песня резко обличает крепостников-помещиков, чиновников-взяточников и самого царя. Пафос обличения усиливается ироническим рефреном, завершающим каждый куплет: «Славно жить народу на Руси святой!». Этот рефрен и послужил, видимо, основанием для иронического названия песни «Весёлой», вопреки грустному, безрадостному её содержанию. Вахлаки узнали «Весёлую» от Гриши. Кто её автор, неясно, очень возможно, что он же и сочинил эту песню. Но она не стала песней народной, идущей от сердца сочинителя и исполнителя к народному сердцу, так как никто не понимал её сути.
Показательна для образа Гриши его беседа с земляками, опечаленными непростительным иудиным грехом старосты Глеба, за который они, как крестьяне, считали себя ответственными. Гриша сумел убедить их, что не они «ответчики за Глеба окаянного «.
Поэт тщательно совершенствовал стиль, форму своеобразной пропагандистской речи Добросклонова.
«Нет крепи — нет помещика…
Нет крепи — Глеба нового
Не будет на Руси!»
Идеи детерминизма пропагандировались революционными демократами для того, чтобы поднять угнетенных на активную борьбу против враждебных человеку обстоятельств пореформенной жизни. В первоначальном варианте, в рукописи, хранящейся в «Пушкинском Доме», о впечатлении, произведённом речью Гриши на слушателей, рассказывалось от автора. В окончательном тексте оно выражается в форме, более соответствующей жанру эпопеи,- в молве народной: «Пошло, толпой подхвачено, О крепи слово верное трепаться: «Нет змеи — Не будет и змеёнышей!»». «Слово верное» народного заступника вошло в сознание мужиков. В безыменной народной молве выделяются реплики Прова, дьячка и рассудительного старосты Власа. Пров советует товарищам: «Мотайте-ка на ус!». Дьячок восхищается: «Создаст же бог головушку!». Влас благодарит своего крестника.
Ответ Гриши на добрые пожелания Власа, так же как и его просветительская речь, тщательно совершенствовался. Некрасов стремился показать сердечность отношений заступника народного с мужиками, а вместе с теми различие в их понимании счастья. Заветная мечта Григория Добросклонова идёт гораздо дальше того представления о счастье, которое выражается в добром пожелании Власа. Гриша стремится не к личному богатству, а к тому, чтобы землякам его «и каждому крестьянину //Жилось вольготно-весело //На всей святой Руси». Его личное счастье — в достижении счастья народного. Это новый, высший для некрасовской эпопеи уровень понимания человеческого счастья.
Пир закончился на рассвете. Вахлаки разошлись по домам. Странники и богомольцы уснули под старой ивой. Савва с Гришею шли домой и вдохновенно пели:
Доля народа,
Счастье его,
Свет и свобода
Прежде всего!
В завершенном варианте «Пира…» эта песня служит введением к последующему развитию образа «народного заступника». В «Эпилоге» рассказ о Грише ведёт сам автор, без участия семерых спутников. Внешне это мотивируется тем, что они спят под старой ивою. Автор соотносит характер героя не только с условиями жизни в родной семье, с жизнью родной Вахлачины, но и с жизнью всей России, с передовыми идеалами всего человечества. Такое широкое, эпопейное соотнесение идеалов юного героя «деятельного добра» с общечеловеческими идеалами осуществляется в лирическом размышлении «Довольно демон радости» и в песне «Средь мира дольного», которые характеризуют и самого автора. Гриша видится в них автором как бы со стороны, идущим «дорогою тесною, дорогою честною» вместе со своими единомышленниками.
Красота внутреннего мира, творческая одарённость и возвышенность стремлений Гриши Добросклонова ярче и убедительнее всего раскрылась в трех его песнях. Чувства и мысли юного поэта, выразившиеся в песне «В минуты унынья, о родина-мать!», генетически связаны с впечатлениями от мирской пирушки. Эти чувства и мысли являются самыми активными элементами того народного самосознания, которое искало своего проявления в рассказах и легендах о крепостном праве, о том, кто всех грешней, кто всех святей, выражалось в радостных мечтах вахлаков о лучшем будущем.
Грустные воспоминания о далёком прошлом, когда «Потомок татар, как коня, выводил на рынок раба- славянина», о недавнем крепостном бесправии, когда «русскую деву влекли на позор» и слово «набор» вызывало ужас, сменяются в душе поэта радостными надеждами:
Довольно! Окончен с прошедшим расчёт,
Окончен расчёт с господином!
Сбирается с силами русский народ
И учится быть гражданином…
В таком же эпопейном диапазоне, охватывающем мрачные и светлые, грустные и радостные стороны жизни отдельного трудового человека и всего народа, всей страны, размышляет Добросклонов о бурлаке и о России. Бурлак, встреченный Гришей на берегу Волги, шел походкой праздничной, в чистой рубахе…Но юный поэт представлял себе бурлака и в другом виде, когда
Плечами, грудью и спиной
Тянул он баржу бечевой…
От бурлака мысль юного поэта перешла к народу, «ко всей Руси загадочной» и выразилась в знаменитой песне «Русь», являющейся поэтическим итогом размышлений о народе и Родине не только Гриши Добросклонова, но и автора эпопеи.
Сила России — в неисчислимой народной рати, в созидательном труде. Но процесс самосознания народа, избавления от рабской покорности и психологии, от убогости и бессилия шёл медленно.
Песня «Русь» — итог раздумий героя о родине и народе, его настоящем и будущем. Это — великая и мудрая правда о русском народе, ответ на поставленный в поэме вопрос.
Правда о России и русском народе, которая сказалась в песне «Русь», заключающей поэму «Кому на Руси жить хорошо», заставляет именно в народе увидеть силу, способную осуществить переустройство жизни:
Рать поднимается
Неисчислимая,
Сила в ней скажется
Несокрушимая!

В рабстве спасённое
Сердце свободное —
Золото, золото
Сердце народное!

Уподобление сердца золоту говорило не только о его ценности, но и о пламенности. Цвет золота подобен цвету пламени. Этот образ нельзя было убрать из песни. С ним по ассоциации связан образ искры, скрыто горящей в груди России, той искры, из которой могло разгореться пламя революционного преобразования России, убогой — в обильную, забитой — во всесильную.
Образом Гриши Добросклонова в эпилоге автору удалось дать ответ на вопрос сюжетного действия, создать впечатление завершенности «любимого детища».
III. Подведение итогов.
1. Рефлексия.
2. Задание на дом: подготовка к сочинению «Тема Родины в лирике Некрасова».
3. Выставление оценок.

Видео «Н.А.Некрасов — Русь(отрывок из поэмы «Кому на Руси жить хорошо»)»

Похожие конспекты и разработки уроков по русской литературе

Разработка "Разработка урока по русской литературе по теме: «Обзор поэмы «Кому на Руси жить хорошо?»" опубликована в рубрике 8 класс — конспекты уроков, Разработки, конспекты уроков в Среда, Май 6th, 2015 в 14:50.   К записи добавлены такие ключевые слова конспекта(разработки) урока: , , , , , , , , , , , , ,   Разработку урока, планирование, конспект добавил: Учитель русской литературы

К записи добавлено: Нет комментариев »

Оставить комментарий к "Разработка урока по русской литературе по теме: «Обзор поэмы «Кому на Руси жить хорошо?»"

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставлять комментарии.